Лучшие частные военные компании. Зарубежные чвк

Лучшие частные военные компании. Зарубежные чвк


События в Венесуэле стали очередным поводом для Запада упомянуть российскую частную военную компанию, с которой часто связывают Евгения Пригожина, бизнесмена из Санкт-Петербурга.

Американская пресса регулярно поднимает тему ЧВК «Вагнер» при малейшем волнении в какой-либо стране. По мнению Запада, бойцы локализованы по всему миру, от Сирии до Каракаса, однако ни одного убедительного доказательства в пользу этой теории не было предоставлено. Доподлинно известно лишь о российских добровольцах, которые по личным соображениям отправлялись в Сирию и Донбасс. Как правило, это бывшие участники военных конфликтов, которые решили использовать свои навыки и опыт в далеких странах, где эта помощь необходима. Однако на Западе пока не научились отличать наемника от добровольца, поэтому готовы причислить к ЧВК любого говорящего по-русски человека в зоне боевых действий. Нетрудно запомнить, что доброволец сражается за Родину и встает на защиту угнетенных, в то время как наемник защищает интересы любого, кто больше заплатит.

В то же время, европейские частные компании, как устойчивое явление, появились около 50 лет назад и с тех пор лишь наращивали численность и уровень вооружения.

Их примеру последовали американцы, где институт ЧВК стал неотъемлемой частью армии США. Издание SecurityDegreeHub.com составило большую подборку частных военных компаний по всему миру, из которых мы выбрали топ-10 самых наиболее интересных. Из нашего рейтинга вы узнаете локацию, численность и годовой доход самых мощных ЧВК в мире.

№10 Brink’s Company (Верджиния, США)

Начнем с американской ЧВК Brink’s Company, главное управление которой расположено в штате Вирджиния. Тем не менее, наемники имеют огромную сеть и работают в более чем 100 странах мира. Стоит заметить, что штат этой ЧВК превышает 70 тысяч человек. Основана она была в далеком 1859 году Перри Бринксом как своего рода такси. Вначале компания занималась доставкой пассажиров с багажом от железнодорожного вокзала в гостиницы.

Сейчас же Brink’s Company известна своим огромным парком бронированных фургонов, которые используются для удовлетворения потребностей правительств, банков, ювелиров, бизнесменов и т.д. В 2011 году доход Brink составил 3,9 млрд долларов.


Источник фото: Facebook.com

№9 CACI International (Калифорния , США )

На девятом месте CACI International. Компания была основана в Санта-Монике, штат Калифорния, в 1962 году как Калифорнийский аналитический центр. Она имеет более 120 филиалов и насчитывает около 15 000 сотрудников в США и Европе. Специализация фирмы – информационные технологии. Она предоставляет «информационные решения и услуги в поддержку миссий национальной безопасности и преобразований правительства для разведывательных, оборонных и федеральных гражданских клиентов». В 2012 году выручка компании составила 3,8 миллиарда долларов.

Доказано, что сотрудники CACI участвовали в пытках заключенных в иракской тюрьме Абу-Грейб. Компании заполучили контракт на охрану и обеспечение безопасности тюремных объектов от правительства США. Военный трибунал доказал вину шести сотрудников, однако ни один из них так и не был привлечен к ответственности.


США солгали ОАЭ об угрозе столкновения с российским спутником

Источник фото: CACI.com

№ 8 Booz Allen Hamilton (Вирджиния , США )

Эдвин Дж. Буз, Джеймс Л. Аллен и Карл Л. Гамильтон основали фирму в 1914 году. Ребрейдинг компании был проведен в 2012 году, а ее доход достиг 5,859 миллиарда долларов. Области обслуживания Booz Allen Hamilton включают управленческий консалтинг и технологии, но он также выполняет функции оборонного подрядчика. Фирма занимается национальной безопасностью, миссиями правительственного, сектора здравоохранения и др. Компания работает с армией США, ВВС, ВМС и Корпусом морской пехоты, а также с оборонными организациями, космическими агентствами и разведывательными группами.

№7 Control Risks (Лондон, Великбритания)

Эта британская ЧВК насчитывает 36 офисов по всему миру, является международной компанией, предоставляющей профессиональные услуги и консалтинг. В своем заявлении на веб-сайте компания заявляет, что она обеспечивает «стратегическое консультирование, экспертный анализ и углубленные расследования для решения чувствительных политических вопросов и обеспечения практической защиты и поддержки на местах». Control Risks получили крупный контракт в Ираке по обеспечению безопасности активов нефтяной компании. В 2010 году выручка составила 223,32 млн долларов.

№6 GardaWorld (Канада)

Это одна из крупнейших ЧВК в мире. Штаб-квартира расположена в Монреале, общая численность сотрудников достигает 45 000 человек. Они локализованы в Северной Америке, Европе, Африке, Азии, Латинской Америке и на Ближнем Востоке. Компания предоставляет охрану отдельным лицам в 140 городах мира и защищает 28 аэропортов Северной Америки. Между тем, услуги по управлению денежными средствами компании обрабатывают 5 миллиардов долларов в день. В декабре 2013 года GardaWorld заключила 12-летнюю сделку по управлению денежными средствами с Bank of America на сумму 1,4 миллиарда долларов. В конце апреля 2012 года квартальный доход GardaWorld составил около 300 миллионов долларов.

№5 Dynalectron Corporation (Вирджиния, США)

История частного военного подрядчика Аннандейл берет свое начало в 1951 году. В 1962 году компания была переименована в Dynalectron Corporation (DynCorp). Услуги включают в себя безопасность, авиационную поддержку, разведку и операции на «случай непредвиденных обстоятельств». Годовой доход фирмы превышает 3 миллиарда долларов, и более 96 процентов этой суммы генерируется государственными контрактами США. ЧВК оказывает поддержку силам США в таких странах, как Перу, Колумбия, Сомали, Косово, Кувейт, Боливия, Ангола и Гаити. Главным клиентом компании является ЦРУ, которая привлекала сотрудников компании ко всем значимым конфликтам 20 века.

По некоторым данным, наемники из этой ЧВК были замешаны в наркоторговле, убийствах, изнасилованиях и торговле людьми. Однако каждый раз руководству компании удавалось выкрутиться из ситуации. Сотрудники DynCorp успели отметиться во всех значимых конфликтах прошлого века и современности. Они были в Боснии, Колумбии, Сомали, Анголе, Косово и других государствах.


Источник фото: Facebook.com

№4 AlliedBarton (Пенсильвания, США)

Компания основана в 1957 году. Штат сотрудников насчитывает более 55 000 человек, которые распределены по 120 офисам по всей территории США. AlliedBarton — крупнейший в США сотрудник по безопасности в США. Компания специализируется на различных областях, в том числе на кампусах высших учебных заведений, коммерческой недвижимости, аэрокосмических и оборонных объектах, жилищном строительстве, торговых центрах, медицинских учреждениях и химической промышленности. В рамках своей программы «Нанимай наших героев» AlliedBarton нанимает бывших военнослужащих и их родственников для пополнения своего штата «высококвалифицированными сотрудниками службы безопасности». В 2012 году ее годовой доход превысил 1,9 миллиарда долларов.

Дефицит финансирования заставит Британию отказаться от закупки американских бомбардировщиков F-35 Lightning II

№3 ADT (США)

Тройку лидеров открывает корпорация ADT, которая была основана в 1874 году. На сегодняшний день это одна из самых крупных американских ЧВК. Первоначально известная как American District Telegraph, ADT начиналась как бизнес-проект по доставке телеграфа. Офис расположен в Бока-Рантоне, штат Флорида. Филиалы компании находятся в 35 странах мира. Они специализируются на сигнализации и охранных системах. В Южной Африке ADT обеспечивает вооруженные группы реагирования и круглосуточное наблюдение. В 2011 году ADT обслуживала около 6,4 миллиона клиентов, а годовой доход составил 3,1 миллиарда долларов.

№2 Securitas AB (Стокгольм, Швеция)

Крупнейшая европейская ЧВК была основана в 1934 году в Хельсингборге. В 2012 году в компании работало около 300 000 человек в 53 странах, а годовой доход составил более 10 миллиардов долларов. Услуги Securitas AB включают охрану и патрулирование, расследования, системы домашней сигнализации, предотвращение потерь, консультации по вопросам безопасности и поставку сторожевых собак.

№1 G4S (Великобритания)

Первое место занимает G4S, которая описывает себя как «ведущую мировую группу по обеспечению безопасности». ЧВК специализируется на аутсорсинге бизнес-процессов в секторах, где риски для безопасности и защиты считаются стратегической угрозой. Британский транснациональный гигант безопасности был создан в 2004 году, когда базировалась в Лондоне. В настоящее время в G4S работает более 620 000 человек, что делает его третьим по величине работодателем в секторе ЧВК. В 2012 году оборот G4S превысил 12 миллиардов долларов. Компания предлагает широкий спектр услуг, в том числе поставку сотрудников службы безопасности, оборудования для мониторинга, подразделений реагирования и безопасной транспортировки заключенных. G4S также работает с правительствами за рубежом для обеспечения безопасности.

Британцы недалеко ушли от своих американских коллег в вопросе репутации. G4S прославилась чередой громких скандалов благодаря Омару Матину. Этот стрелок устроил бойню в гей-клубе Орландо. В 2013 и 2014 годах его допрашивали в ФБР по подозрению в связях с террористическими группировками, но в G4S на это не обратили никакого внимания. Разумеется, это мелочи в масштабах компании. Дурная слава давно преследует фирму. Известно, что её сотрудники избивали и насиловали задержанных мигрантов, содержали детей в одиночных камерах и пытали заключённых по всему миру.


Источник фото: scmp.com

Blackwater

Вне шорт-листа стоит вынести самую знаменитую американскую частную военную компанию Blackwater USA или ACADEMI. Она была основана в 1997 году бывшим морским котиком Эриком Принцем. В 2000 году Blackwater получила свой первый государственный контракт, и для ее выполнения более 100 000 моряков были подготовлены к боевым действиям. ЧВК активно и неоднозначно участвовала в войне в Ираке. В 2009 году Принц ушел с поста генерального директора. В 2010 году к власти пришли частные инвесторы, и в 2011 году компания стала зваться ACADEMI. Согласно официальному веб-сайту, ACADEMI предлагает «стабильность и защиту людям и местам, испытывающим потрясения». Он работает с «клиентами из федерального правительства, правительствами штата и местных органов власти, многочисленными правоохранительными и разведывательными организациями по всему миру». С Blackwater связано огромное количество скандалов, особенно после миссии в Ираке. Жертвами наемников там стали десятки мирных жителей. По данным инцидентам проходили судебные заседания.


Источник фото: youtube.com

Если брать во внимание доходы вышеперечисленных компаний и количество наемников, то становится очевидно, что установка домашней сигнализации – далеко не первостепенная задача данных компаний. Их основную прибыль составляют государственные и международные контракты, которые заключаются в присутствии в горячих точках, охране стратегических объектов и участии в боевых действиях. Услуги ЧВК необходимы там, где нет возможности для присутствия государственной армии. Однако зачастую наемники теряют контроль над собой и пускаются «во все тяжкие». Они полагают, что за их преступления не последует наказания, раз они присутствуют в другой стране в качестве военного контингента. Таким образом случаются убийства, изнасилования, грабежи и случаи мародерства.

Военные инженеры Минобороны прорвались через затор на реке Бурея

Организации с подобной репутацией стали объектом пристального внимания, которое породило огромное количество фейков. К примеру, недавно даже такое серьезное агентство как Reuters попалось на пресловутый «fake news». Журналисты с мировым именем всерьез процитировали сочинителя баек Евгения Шабаева, который якобы напал на след русских ЧВК в Венесуэле. По «сведениям» этого человека, в Каракасе и Судане якобы присутствуют россияне из организации «Вагнера», которую связывают с бизнесменом из Петербурга Евгением Пригожиным. Однако если копнуть чуть глубже, то легко выяснить, что Шабаев – ряженый казак, который остро нуждается во внимании. Он бесконечно штампует фейки в надежде скормить их доверчивым СМИ. Удивительно, что в Reuters забыли про «фактчекинг» и поверили на слово странному товарищу. После публикации вброса его подхватили другие либеральные СМИ, надеясь на проверенный источник такого респектабельного издания.

Тем не менее, публикация не имеет ничего общего с реальностью. ЧВК – это обыденное явление для западных и американских государств. Многие компании были основаны в 19 и 20 веках, взяв за основу ремесло наемничества. Однако сегодня некоторые из них превратились в бесконтрольную, стремящуюся убивать и наживаться силу. Являясь теневым ресурсом армии США, на самом деле военные компании зачастую играют ключевую роль в развитии определённых событий.

В России - это коммерческие организации, которые выходят на рынок со специализированными услугами. Они, в первую очередь, связаны с защитой, охраной конкретного человека или объекта. В мировой практике такие организации в том числе участвуют в военных конфликтах, занимаются сбором разведывательной информации. Оказывают консультационные услуги регулярным войскам.

История вопроса

Частные военные компании в России появились сравнительно недавно - в 90-е годы, в то время как в мире они работают уже несколько десятилетий.

Впервые такое понятие появилось в Великобритании в 1967 году. Частную военную компанию основал известный английский полковник Дэвид Стерлинг.

Уже к середине 70-х годов в мире было большое количество контрактников, которые желали зарабатывать деньги в околовоенных структурах. Одно из первых крупных соглашений в этой сфере было подписано в 1974 году. Оно было заключено между частной военной компанией и правительством США. Миссия - подготовка национальной гвардии Саудовской Аравии и физическая защита нефтяных месторождений в этом государстве.

Из-за увеличившегося числа наемников в мире в 1979 году приняла резолюцию о разработке соответствующей конвенции. В ней необходимо было запретить вербовку, обучение и финансирование наемников.

Если в период холодной войны такие компании создавались во многих государствах для участия в боевых действиях в третьих странах, то в 2000-е появился новый тренд. К услугам частных военных компаний стали прибегать крупные интересы которых находятся в странах с нестабильной политической обстановкой.

Объемы рынка

На сегодняшний день объем рынка этих компаний составляет около 20 миллиардов долларов. Свою лепту вносят и частные военные компании в России.

По оценкам экспертов, в XXI веке этот узкий и специализированный рынок превратился в глобальный сектор экономики с многомиллиардным оборотом. Такого мнения придерживаются экономисты по всему миру.

Чаще всего к услугам подобных организаций обращаются правительства западных стран для представления своих интересов в третьих странах. Одни из самых больших представительств - в Ираке и Афганистане.

Услуги компаний

Частные военные компании в России предоставляют широкий спектр разнообразных услуг. Подобный перечень предоставляют и другие международные компании по всему миру. Это охрана объектов, имеющих стратегическое значение. Чаще всего наемников используют для защиты нефтяных месторождений и нефтяных баз, энергетических систем.

Также эти организации предлагают свои услуги в качестве частных в зарубежных странах. Например, они могут защищать посольства, сопровождать гуманитарные конвои и представителей Организации Объединенных Наций.

В странах третьего мира, в которых ведутся боевые действия, специалисты этих компаний часто обучают местных офицеров и солдат правительственных вооруженных сил, готовят полицейских, а также других представителей служб безопасности.

Частные военные компании порой охраняют тюрьмы, такие прецеденты были в Ираке и Афганистане. Участвуют в операциях по разминированию, выполняют функции военных переводчиков. Проводят авиационную разведку, выполняют вооруженное сопровождение судов для защиты от пиратов. Такой вид услуг стал чрезвычайно популярным после активизации морских разбойников в Сомали.

Преимущества

Финансовую стабильность предлагает практически каждая частная военная компания в России. Как устроиться туда? Этим вопросом сегодня интересуются многие из тех, кто имеет за плечами опыт армейской службы. Для начала разберемся с ее преимуществами.

Во-первых, использование наемников вместо регулярной армии не вызывает недовольства у населения. К тому же в государствах со слабыми политическими институтами они представляют реальную противоборствующую силу местным органам правопорядка, а иногда и регулярным войскам. Они мобильны, управление этими подразделениями очень гибкое, напрочь отсутствует бюрократия. По сравнению с регулярными войсками, в которых служит много призывников, совсем недавно узнавших о тяготах воинской службы, в этих компаниях - только профессионалы. Люди, посвятившие военному делу не один год.

Недостатки

Несмотря на большое количество положительных моментов, присутствуют и недостатки.

Самый серьезный из них заключается в том, что сотрудники таких компаний трудятся исключительно для того, чтобы заработать деньги. У них нет никакой иной мотивации - идейной или идеологической. А это очень важно в критических и экстремальных ситуациях.

К тому же в контрактах не предусмотрены все условия, которые могут возникнуть в ходе боевых действий. Поэтому предугадать, как себя поведут контрактники-наемники, не всегда удается. Ведь они не подчиняются напрямую военному начальству. Эти факторы существенно уменьшают их гибкость и оперативность.

Также между войсками и военными компаниями нет четкой взаимосвязи, отсутствует единый центр управления и всеобщая координация всех имеющихся сил.

Юридический статус

Юридический и правовой статус контрактников чаще всего не определен. Даже несмотря на то что их деятельность регулируется большим количеством норм международного и национального права.

Стоит отметить, что нельзя всех сотрудников этих компаний называть наемниками. Чаще всего они не принимают непосредственного участия в боевых действиях. К тому же их не включают в официальную статистику вооруженных формирований государства, задействованных в конфликте.

При этом в России наемничество официально запрещено. В Уголовном кодексе есть соответствующая статья, которая предусматривает наказание за это от трех до семи лет.

Закон о частных военных компаниях в России активно обсуждался в федеральном парламенте в 2015 году. Предполагалось принять специальный законопроект, который позволил бы РФ защищать свои экономические интересы на Ближнем Востоке и в Арктике. Однако он так и не был принят.

"Российские системы безопасности"

Частные военные компании в России, список которых возглавляет самая известная - "РСБ-Групп", сегодня предлагают широкий спектр услуг.

"РСБ-Групп" - это серьезная организация, которая является официальным партнером ООН в России. Работает в рамках резолюций Совета Безопасности, устава ООН, Кодекса Красного Креста.

Компания осуществляет сопровождение на суше и на море, техническую защиту, проводит обучение и консалтинг. Занимается разминированием территорий, охраной объектов в пределах Российский Федерации.

"РСБ-Групп" может предложить и весьма экзотические услуги. Например, проведение разведки и аналитики. В интересах заказчика добывается информация о клиентах, конкурентах или поставщиках. Исключение составляют только промышленный шпионаж и сведения, являющиеся государственной тайной.

Все эти услуги могут предложить мноиге частные военные компании в России. Как попасть в них? Например, в "РСБ-Групп" на сегодняшний день открыты вакансии менеджера по активным продажам охранных и морских охранных услуг, менеджера по развитию проекта.

МАР

Еще одна серьезная организация, занимающаяся такой деятельностью, - МАР. Она базируется в Санкт-Петербурге.

Специализируется на организации законных расследований и обеспечении безопасности. Осуществляет охрану физических лиц, автомобильных колонн, нефте- и газопроводов, сопровождение грузов, представляющих особую важность.

И это еще не все услуги, которые могут предоставить частные военные компании в России. Обучение сотрудников, охрана морских судов, военный и деловой консалтинг, охрана массовых мероприятий, а также подготовка и обмен информации по таким событиям - все это находится в рамках их компетенции.

Перечислим некоторые другие частные военные компании, функционирующие в РФ:

  • Cossaks.
  • "Феракс".
  • "Редут-Антитеррор"
  • "Антитеррор-Орел" и другие.

Создание военной компании

В России этот вид бизнеса развивается относительно недолгого времени. Бесспорно, приносит хорошую прибыль частная военная компания в России. Как создать такую структуру, а главное, в чем будут ее плюсы? Сегодня над этими вопросами размышляют многие.

Важно при создании подобной организации выполнять все требования закона, а также в дальнейшей деятельности не оказывать услуги, из-за которых могут быть проблемы с правоохранительными органами.

Фактором в пользу создания таких фирм служит сокращение Теперь армия не может выполнять функции, возложенные на нее ранее, в советское время. Как следствие - сокращение большого числа офицеров, что негативно сказалось на общем уровне армейской подготовки.

Все это делает создание в России частных военных компаний успешным и прибыльным бизнесом.

В современном обществе ценность человеческой жизни растет непрерывно. Особенно заметна эта тенденция в странах Первого мира. Простые американцы и европейцы не хотят больше воевать. Более того, избиратели западных стран крайне негативно воспринимают сообщения о гибели собственных солдат, тем более что войны ведутся, как правило, в каких-то далеких непонятных странах, за тысячи километров от родного дома.

Но ведь воевать-то надо. Наш мир не становится безопаснее, а национальные интересы государств никто и не думал отменять. Вот поэтому приходится простым парням из Айовы и Техаса надевать военную форму и отправляться куда-то за тридевять земель, чтобы защищать демократические ценности… Одним словом, все как в старые добрые времена – take up the White Man’s burden. Многие из них возвращаются домой, накрытые звездно-полосатым флагом. А политикам приходится объяснять народу, почему он должен жертвовать своими сыновьями ради малопонятных геополитических игрищ… И делать это с каждым годом становится все сложнее.

Выход из этой ситуации был найден еще в середине прошлого столетия, когда британский полковник Дэвид Стерлинг создал первую частную военную компанию – Watchguard International. Идея оказалась гениальной – по данным британского The Economist, в 2012 году объем рынка услуг, предоставляемых ЧВК, уже составил 100 млрд долларов. Иногда называются еще большие цифры.

В последние годы наемники постепенно вытесняют регулярную армию с поля боя. И это уже можно смело назвать тенденцией. Еще одним безусловным трендом стало появление огромного числа русских фамилий в списках частных военных компаний…

Не будет преувеличением сказать, что ЧВК стали современной реинкарнацией старого как мир явления – наемничества, которое, вероятно, возникло еще во времена появления первых государств. Наемника, как правило, волнует только «кэш», ему плевать на политические, идеологические или национальные аспекты войны, участником которой он является. Нередко «дикие гуси» вообще не являются гражданами страны, на территории которой ведутся боевые действия, хотя здесь возможны варианты.

Есть и еще один важный момент. Частные военные компании – это настоящий символ «гибридизации» современной войны. Они не только дают возможность государству спрятать боевые потери от собственного народа, но и позволяют ему в случае необходимости вообще банально «отморозиться» и скрыть свое участие в том или ином конфликте. «Ихтамнет», короче говоря…

Что такое ЧВК и для чего они нужны

Частная военная компания – это коммерческая организация, предлагающая за определенную плату заказчикам различные военные услуги, среди которых могут быть:

  • охрана и защита объектов или территорий;
  • обеспечение логистики в зонах военных конфликтов;
  • сбор разведывательной информации;
  • обучение военнослужащих;
  • планирование военных операций.

Но на самом деле, перечень работ, к которым привлекаются ЧВК гораздо шире.

Например, лет десять назад «частников» стали активно привлекать к борьбе с пиратством. Тогда оно стало настоящей «головной болью» для торговых компаний и судовладельцев. Им было куда выгоднее нанять вооруженную охрану, чем затем платить современным флибустьерам выкуп за корабль и команду. Кстати, вопросом освобождения заложников из пиратского плена и внесением выкупа обычно также занимаются ЧВК.

Еще одним направлением деятельности военных компаний в последние годы становятся услуги по разминированию. Также специалисты ЧВК нередко занимаются ремонтом и обслуживанием боевой техники, включая сложные компьютерные системы, они охраняют посольства и тюрьмы, занимаются набором новобранцев и даже предоставляют услуги военных переводчиков. В последние годы наемники все чаще непосредственно участвуют в боевых операциях.

Западные государства все активнее отдают войну «на аутсорсинг». Так, например, в миротворческих операциях последних лет частные военные компании считаются абсолютно равноправными юридическими субъектами наряду с регулярными армейскими подразделениями. Следует понимать, что современные ЧВК мало похожи на сборище лихих рубак-наемников 70-80-х годов, времен Анголы и Мозамбика. Сегодня в этот доходный бизнес вкладывают деньги богатейшие западные корпорации, ЧВК тесно связаны с истеблишментом, нередко ими руководят бывшие высокопоставленные чиновники или генералы в отставке.

Западные частные военные компании – это структуры, жестко контролируемые государством, которые работают в интересах этого самого государства. Это и есть основное отличие современных ЧВК от средневековых отрядов наемников. Теоретически, вся ответственность за действия той или иной ЧВК (в том числе и за любые правонарушения) несет государство-наниматель этой компании. Однако, как правило, такая ответственность весьма размыта, и отвертеться от нее куда проще, чем от преступлений, совершенных «регулярами».

Частные военные компании в России появились на несколько десятилетий позже, чем на Западе. Несмотря на это, в нашей стране этот бизнес также активно развивается, и этому есть серьезные предпосылки: наличие огромного количества людей с военным опытом и общая бедность населения. Поэтому российские «солдаты удачи» стоят дешево, они весьма привлекательны на мировом рынке по соотношению «цена/качество». Еще можно добавить, что отечественный подход к использованию ЧВК существенно отличается от западного, но подробнее об этом будет сказано ниже.

Сильные и слабые стороны современных «солдат удачи»

Почему же государства все чаще отдают предпочтения частным военным компаниям, в чем их преимущества перед старой доброй армией? «Плюшек» тут действительно много, и они одна другой вкуснее.

  1. Как уже было сказано выше, использование ЧВК не вызывает у населения того недовольства, которое неминуемо порождает отправка на войну регулярных войск. Ну, мол, наемники, что с них взять, сами за длинным рублем едут;
  2. Зачастую потери военных компаний вообще не учитываются в официальных отчетах. У американцев, например, уже давно существует жесткая и прозрачная система учета потерь вооруженных сил. Данные вывешиваются на специальном сайте, где указываются потери боевые и небоевые, информация постоянно обновляется. Но наемников в этих списках вы никогда не найдете;
  3. Частные военные компании легки на подъем, способны к быстрому развертыванию, в них минимум бюрократии;
  4. Как правило, ЧВК обходятся государству дешевле, чем регулярная армия. Для выполнения небольших миссий гораздо выгоднее нанять «частников», чем проводить мобилизацию, разворачивать гарнизоны и отправлять войска;
  5. Высокий профессионализм. Обычно при наборе личного состава в ЧВК отдают предпочтения людям, прошедшим военную службу и имеющим боевой опыт. В частные военные компании нередко нанимаются специалисты, отдавшие многие годы военной службе, так что по уровню профессионализма ЧВК часто даже превосходят регулярные войска.

Однако есть у частных военных компаний и существенные недостатки:

  1. У наемников абсолютно отсутствует идеологическая или идейная мотивация, их интересуют только деньги. Поэтому их часто обвиняют в жестоком обращении с мирным населением, убийствах и мародерстве;
  2. Действия ЧВК ограничены условиями контракта, который, естественно, не может предусмотреть все варианты развития ситуации. Это несколько уменьшает гибкость применения ЧВК в регионе конфликта;
  3. Слабым местом является координация действий ЧВК и регулярной армии, так как зачастую у этих структур отсутствует единый центр управления.

История возникновения частных военных компаний

История наемничества теряется в мрачных глубинах столетий. Первыми европейскими наемниками можно назвать викингов , с удовольствием нанимавшихся в личную гвардию византийских императоров. Затем были генуэзские арбалетчики, швейцарцы, немецкие ландскнехты и знаменитые итальянские кондотьеры, предлагавшие свою шпагу любому, кто был в состоянии отсыпать им звонкой монеты. Так что современным «диким гусям» есть с кого брать пример…

Но то дела давно минувших дней, если же говорить о новейшем времени, то в истории западного наемничества можно выделить несколько основных этапов:

  • 1940–1970-е годы. В первые десятилетия после окончания мировой войны количество людей, желающих воевать за деньги, увеличилось многократно. В этом нет ничего удивительного – сотни тысяч европейцев и американцев имели реальный боевой опыт, и часть из них просто не смогла или не захотела найти себя в новой мирной жизни. На этот «товар» очень быстро нашелся покупатель – развал колониальной системы стал причиной десятков военных конфликтов по всему миру. В них очень пригодились эти «новые ландскнехты». Вышеописанные процессы были довольно масштабными, но не слишком организованными. Ответом на них стал официальный запрет наемничества на уровне ООН, принятый в 1949 году. Впрочем, целый ряд стран – включая США – этот документ так и не ратифицировали. Часть наемников подалась в охранные структуры, которые иногда понимали слово «охрана» весьма специфически;
  • 1980–1990-е годы. Это время окончания Холодной войны , перекраивания политической карты мира и существенного урезания военных бюджетов. Сотни тысяч военнослужащих попали под сокращение, причем как на Западе, так и на территории бывшего Советского Союза. Для тех из них, кто не захотел порвать с армией, служба в ЧВК стала едва ли не единственным выходом. Примерно в это же время на частные военные компании обратило внимание американское военное руководство. В первую иракскую кампанию наемники составляли уже 1% от общего числа военнослужащих армии США в регионе. И это было только начало… В целом же, 90-е годы можно назвать «началом расцвета» частных военных компаний;
  • 2001 год – настоящее время. Для этого периода точкой отсчета стало 11.09.2001 года – день, когда террористами были атакованы объекты на территории США. В отместку Буш-младший начал сразу две войны – в Афганистане и Ираке. И наемники приняли в них самое активное участие, выполняя различные задачи. На владельцев ЧВК буквально пролился золотой дождь новых заказов. В эти годы количество частных военных компаний стремительно увеличивалось, одновременно росла их общая роль в военных конфликтах и миротворческих миссиях. Самое пристальное внимание на ЧВК обратили крупные транснациональные корпорации, особенно те, что вели бизнес в неспокойных регионах планеты. В настоящее время в мире существует около 450 официально зарегистрированных ЧВК.

Считается, что первую военную компанию – в современном понимании этого термина – в 1967 году основал британский полковник Дэвид Стерлинг. Она называлась Watchguard International и занималась в основном подготовкой армейских подразделений на Ближнем Востоке. В 1974 году Vinnell Corp. – частная армия корпорации Northrop Grumman – получила от правительства США полумиллиардный контракт на подготовку армии Саудовской Аравии и защиту нефтяных месторождений, расположенных на территории этой страны.

Наемники из европейских ЧВК активно участвовали в Гражданской войне в Анголе. Некоторые из них попали в плен и предстали перед ангольским судом, благодаря чему факты участия наемников в этом конфликте стали достоянием общественности.

В середине 70-х годов появился новый вид «солдат удачи» – так называемые наемники в белых воротничках. Это были высококвалифицированные военные или технические специалисты из западных стран, которые за плату работали в странах третьего мира, помогая осваивать новую военную технику, ремонтируя ее, планируя боевые операции.

В 1979 году была принята еще одна резолюция ООН относительно запрета наемничества, но на общую ситуацию это никак не повлияло.

После окончания Холодной войны ЧВК участвовали в нескольких вооруженных конфликтах в Африке, американские «частники» занимались подготовкой хорватской армии во время югославских войн, израильтяне обучали грузинских военных.

В 2008 правительство Сомали наняло французскую военную компанию Secopex для борьбы с пиратством и обеспечения безопасного судоходства в Аденском заливе.

В 2011 году сотрудники западных ЧВК участвовали в гражданской войне в Ливии.

Частные военные компании в России

Официально ЧВК в России вообще нет, они запрещены законом, и за участие в военном конфликте наемник может получить от 3 до 7 лет общего режима (статья 359 УК РФ). Но ведь как у нас в стране? Если чего-то нельзя, но очень хочется, то можно…

У России, кстати, тоже довольно глубокие традиции наемничества. Казаки долгое время были, по сути, частными армиями, хотя и на государственной службе. Они абсолютно не брезговали продавать свои воинские умения. Так, например, купцы Строгановы наняли Ермака и его дружину для покорения новых земель в Сибири. Запорожские казаки в качестве наемников участвовали в Тридцатилетней войне, служили у персидского хана.

Если говорить про новейшее время, то наемничество в «промышленных» масштабах началось в нашей стране уже в 90-е годы. Тогда десятки тысяч военных специалистов попадали под сокращение или сами бросали службу из-за нищенской зарплаты и общей неустроенности. А ведь многие из них имели реальный боевой опыт.

В настоящее время в России существует целый ряд компаний, предоставляющие заказчикам различные услуги весьма специфического свойства. Как правило, в руководстве подобных организаций находятся ветераны специальных служб или отставные армейские офицеры.

Наиболее известными отечественными компаниями, предоставляющими военные услуги, являются: Тигр Топ-Рент Секьюрити, E.N.O.T. CORP, Moran Security Group, ЧВК Вагнера, Cossacks, ЧВК МАР. Российские ЧВК также охраняют объекты, сопровождают грузы, обучают сотрудников силовых структур, ведут борьбу с пиратами. Однако есть у наших частных армий и определенная специфика, которая отличает их от западных ЧВК.

ЧВК Вагнера или солдаты неудачи

Самой известной российской частной военной компанией, без сомнения, является ЧВК Вагнера. В последние годы это название с завидной регулярностью появляется на страницах российских и зарубежных изданий. Формально этой организации вовсе не существует, вы не найдете ее ни в списках российских силовых структур, ни в реестре юридических лиц. Несмотря на это, ЧВК Вагнера имеет на своем вооружении бронетехнику, а подготовку ее бойцы проходят на одной из баз ГРУ в Ростовской области. Данная компания уже успела засветиться в двух военных конфликтах разной степени гибридности, которые сегодня ведет Российская Федерация – на Донбассе и в Сирии.

Любые частные военные компании, хоть и считаются организациями коммерческими и независимыми, плотно контролируются государством. Иначе и быть не могло, ибо сфера их деятельности специфична и предельно деликатна, она напрямую связана с международной политикой страны. Поэтому никакой самодеятельности на этом поле государство позволить не может. Например, не вызывает сомнения, что американские ЧВК координируют свою деятельность с Госдепом и разведывательным сообществом США. Тем более что «рулят» подобными организациями, как правило, отставники из спецподразделений и разведки. А такие люди переходят в разряд «бывших» только после попадания в лучший мир. Все очень просто: ветераны продолжают продвигать интересы государства, а оно позволяет им на этом зарабатывать…

Все вышесказанное справедливо для России вдвойне. Смешно даже слышать о каких-то частных независимых российских армиях или отпускниках, которые на свой страх и риск едут повоевать к соседям. Ага, щас… Это чтобы наше государство, которое от царя Гороха с маниакальным недоверием относится к любым попыткам граждан самоорганизоваться, вдруг позволит битым мужикам с боевым опытом создать какую-нибудь группу. Да еще и вооружиться к тому же.

ЧВК Вагнера впервые «засветилась» в конфликте на Донбассе в 2014 году, затем журналисты установили, что многие ее члены принимали самое активное участие в событиях так называемой крымской весны. Ну а затем была Сирия…

Свое название ЧВК Вагнера получила в честь военного позывного ее командира – бывшего грушника и большого поклонника символики Третьего Рейха Дмитрия Уткина. В качестве основного пункта дислокации этой ЧВК используется база Министерства обороны Молькино, что находится в Краснодарском крае. В этом подразделении много ветеранов силовых структур – бывших военных или спецназовцев. В распоряжении ЧВК Вагнера имеется тяжелое вооружение и бронетехника, а в Сирию наемников доставляют борты российской военно-транспортной авиации или корабли ВМФ. Официальный Кремль отрицает не только использование вагнеровцев в своих интересах, но даже сам факт существования этого ЧВК, что, впрочем, не мешает ему награждать бойцов подразделения государственными орденами и медалями. Часто посмертно…

ЧВК Вагнера связывают с фигурой Евгения Пригожина, бизнесмена и ресторатора, выходца из Санкт-Петербурга, которого называют личным поваром Путина. Помимо этого, Пригожин считается хозяином знаменитой «фабрики троллей» в Ольгино.

7 февраля 2018 года сводная штурмовая группа, состоящая из бойцов ЧВК Вагнера, попала под массированный удар американских сил и была практически полностью уничтожена. Это случилось под Хашамом (сирийская провинция Дейр-эз-Зор). Бойцы ЧВК пытались захватить газоперерабатывающий завод Conoco, по разным оценкам, их численность составляла 600-800 человек. Наступавшие имели в своем распоряжении танки, легкую бронетехнику, артиллерию, включая минометы и РСЗО. Район, на котором находится завод, относится к курдской зоне ответственности, и наступающие конечно же об этом знали. А за курдами в Сирии стоят США. Американцы засекли группировку еще на этапе ее сосредоточения и сразу же обратились к своим российским коллегам с резонным вопросом, что это за люди на танках и чего им надо. Российское командование ответило, что наших военнослужащих в этом районе нет, и вообще оно ничего не знает. Вечером 7 февраля вагнеровцы подошли к курдским позициям, над которыми развевался американский флаг, и начали его обстрел из артиллерии. В ответ американцы нанесли по наемникам мощнейший ракетно-бомбовый удар. Данные о потерях разнятся, но наиболее правдоподобной выглядит цифра в 250-300 человек убитыми.

Абсолютно непонятно, на что вообще надеялись разработчики этой страной операции: может на то, что американцы не станут стрелять в русских и позволят просто так «отжать» стратегически важный объект?

Официальная Москва вообще никак не прореагировала на этот инцидент. Более того, было сделано все для его замалчивания, а в конце концов МИД устами несравненной Захаровой заявил, что в инциденте погибло около десяти граждан России, которых мы, естественно, туда не посылали.

Данный случай наглядно показывает, для чего нынешней российской власти нужны структуры, подобные группе Вагнера. В первую очередь, это инструмент гибридной войны, который позволяет снять с государства ответственность за те или иные действия военного характера.

Этим российские ЧВК отличаются от аналогичных компаний Запада. Американские или европейские наемники также привлекаются для выполнения различных полулегальных операций, но это скорее исключение, чем правило. ЧВК на Западе это обычные фирмы, которые ведут бухгалтерский учет, платят налоги, официально принимают на работу людей. В России же эта сфера деятельности вообще находится за гранью закона, и любого, кто в нее вовлечен, всегда можно посадить.

Бойцы западных военных компаний не используются для лобовых атак или штурмов городов, слишком уж дорого они стоят. Подавляющее их число вообще не участвует в боевых действиях, поэтому определение «наемники» по отношению к ним – это, скорее, журналистский штамп, юридически они ими не являются.

А вот в ЧВК Вагнера, судя по информации, просочившейся в прессу, все обстоит как раз наоборот. И в Сирии, и на Донбассе вагнеровцы нередко шли в первой волне атакующих, поэтому несли жестокие потери. Американцы для подобных целей на Ближнем Востоке стараются использовать курдов и иракцев, в крайнем случае свои регулярные подразделения. В интервью один из бойцов Вагнера невесело пошутил, что им не хватает только штыков на автоматы Калашникова.

Нельзя сказать, что все российские ЧВК похожи на вагнеровцев. В том же Ираке давно работает ЧВК «Лукойл-А» – подразделение российского нефтяного гиганта. Эта компания занимается охраной скважин, трубопроводов, сопровождением конвоев – то есть работой типичной для любой западной ЧВК.

Несмотря на большие потери, количество желающих попытать удачи под началом Уткина не становится меньшим. Причина банальна – деньги. Наемник получает 200-250 тыс. рублей в месяц, что для российской глубинки просто сказочные деньги.

В последние месяцы в разных источниках появлялась информация о начале работы ЧВК Вагнера в Судане и Центральноафриканской республике. В ЦАР много урана, золота, алмазов. Говорят, что Пригожин уже положил глаз на эти богатства, а также заключил договор на добычу золота в Судане. Вероятно, что расплачиваться за эти бизнес-активы придется кровью российских «солдат удачи».

Какое будущее ожидает наемников

Если говорить о мировых тенденциях, то в ближайшие годы численность частных военных компаний однозначно будет только расти – слишком уж выгодна «война в аутсорсинг». Уже сегодня число сотрудиков ЧВК в Афганистане и Ираке превосходит количество американских войск в этих странах. Причем Пентагон даже сам не может назвать точное количество наемников.

В России после февральского разгрома вагнеровцев опять начались разговоры о придании легального статуса ЧВК. Причем ведутся они на уровне депутатов Государственной Думы. Идея, конечно, здравая. Частные военные компании – это многомиллиардный международный бизнес, и наши перспективы на нем кажутся весьма многообещающими. Если бы ЧВК были легальными, то их сотрудники получали официальный правовой статус, имели страховку на случай ранения или смерти. Ну а государство могло рассчитывать на дополнительный бонус в виде налогов.

Однако главный вопрос в том, захочет ли нынешнее российское руководство легализировать «ихтамнетов» или они нужны ему именно в существующем ныне, полулегальном статусе.

Так, в сентябре 1962 года группа офицеров армии Йемена во главе с полковником Абдаллой Саллалом (впоследствии назначившим себя фельдмаршалом) совершила «просоциалистический» государственный переворот, который сразу же поддержал легендарный египетский лидер Гамаль Абдель Насер. Но Имам Мохаммед аль-Бадр, только-только взошедший на трон Йемена после смерти своего отца - короля Ахмеда, развернул при финансовой и военной поддержке Саудовской Аравии и Иордании партизанскую войну против захвативших власть «арабских социалистов». Из-за гражданской войны под ударом оказалась геополитически важная для Великобритании колония Аден (Южный Йемен). Поэтому Лондон не мог не вмешаться в разгоравшийся конфликт на стороне Мохаммеда аль-Бадра. Между тем делать это напрямую было невозможно, поэтому ставка была сделана на «тайную войну» с привлечением ветеранов SAS, в частности подполковника Стирлинга.

Впоследствии, анализируя участие британских, французских и бельгийских наемников в тайной операции Великобритании в Йемене (в 1963–1967 годах) и Конголезском кризисе (в 1960–1965-х), Стирлинг пришел к выводу о необходимости создания полноценных коммерческих структур, способных предоставлять подобные услуги государственным органам и компаниям своей страны или ее союзникам совершенно официально. Причем их деятельность должна была обязательно контролироваться и регулироваться материнским государством, прежде всего чтобы перевести работу высококлассных военных специалистов, да и не только военных, в легальную плоскость. Предыдущий опыт наглядно показал, что делать это нужно обязательно. Достаточно сказать, что в Конго произошли кровопролитные столкновения между наемниками, находящимися на нелегальном положении, и миротворческими силами ООН . Кроме того, созданные таким образом ЧВК, в отличие от одноразовых проектов наемников, могли ориентироваться на долговременную деятельность и постоянный поиск новых заказов.

Поэтому Стирлинг вместе с полковником Джоном Вудхаусом (также являлся одним из бывших командиров SAS) зарегистрировал первую в мире частную военную компанию - Watchguard International. Приоритетным направлением ее работы стало выполнение контрактов, заключенных с союзными Великобритании государствами. При этом все сделки регистрировались в британском министерстве иностранных дел . В основные задачи Watchguard International входило консультирование государственных учреждений и бизнеса в отношении рисков, возможных при осуществлении деятельности на определенных проблемных территориях, а также проведение операций в тех местах, где по тем или иным причинам регулярные вооруженные силы не могут проводить операции. Изначально ключевой зоной интересов Watchguard International был Аравийский полуостров. Однако впоследствии команда Стирлинга, в том числе через вновь созданные им ЧВК, выполняла контракты в латиноамериканских странах, а также в Кении , Замбии , Танзании , Малави и Сьерра-Леоне . Кстати, в 1970 году Стирлинг по заказу MI6 организовал операцию по освобождению членов королевской фамилии и приближенных свергнутого осенью 1969-го ливийского короля Мухаммада Идриса ас-Сануси. Операцию финансировал ливийский королевский двор в изгнании. Контракт не предполагал свержение нового правителя Ливии - полковника Муамара Каддафи .

Новый импульс - С 1972 года Стирлинг прекратил принимать активное участие в частном военном бизнесе, хотя уже в конце 1980-х пытался снова вернуться на рынок ЧВК. Между тем с середины 1970-х бизнес частных военных компаний вышел на новый уровень, а рынок соответствующих услуг стал бурно развиваться, главным образом потому, что на него стали стремительно выходить американцы.

Частный военный бизнес в США формировался не так, как в Великобритании. Для выполнения своих военно-политических задач ЦРУ и Пентагон привлекали в первую очередь гражданские компании, которые могли обеспечить решение прежде всего неких сложных технических задач.

Так, основанная в начале 1930-х строительная компания Vinnell Corporation, принадлежавшая американской военно-промышленной корпорации Northrop Grumman, работала на американскую армию во время Второй мировой войны. В 1950–1960-х она строила военные аэродромы в Южной и Юго-Восточной Азии. Очевидно, что осуществление таких проектов было невозможно без тесного взаимодействия с американскими спецслужбами. Основатель Vinnell - Альберт Виннелл - воспользовался такой ситуацией и заключил сделку с ЦРУ, сотрудники которого стали использовать офисы компании в ходе реализации своих операций в качестве прикрытия. Как результат - бизнес Vinnell стал быстро расти и развиваться в странах Африки и Ближнего Востока. В частности, компания получила строительные контракты в рамках нефтегазовых проектов в Ливии и Иране . Во время войны во Вьетнаме 1957–1975 годов Vinnell уже не только строила в этой стране военные и вспомогательные объекты. Значительная часть ее сотрудников - на пике боевых действий их общая численность достигала порядка 5 тыс. человек - участвовала в разведывательных и военных операциях напрямую.

А после поражения американцев во вьетнамской войне Vinnell при активном содействии правительства США заключила в 1975 году беспрецедентный по тем временам контракт с Саудовской Аравией на подготовку бойцов национальной гвардии на сумму почти 80 млн долларов. Впоследствии он был расширен за счет включения в него организации деятельности королевских военно-воздушных сил и защиты саудовских нефтяных месторождений и неоднократно продлевался. В итоге общая стоимость этого контракта превысила 800 млн долларов.

Это стало мощным толчком для развития частного военного бизнеса во всем мире. В Африке активно стали работать британские и французские ЧВК. На Ближнем Востоке - американцы. В США появились такие известные сегодня частные военные компании, как знаменитая Blackwater Security Consulting Эрика Принса (сегодня - ACADEMI), Military Professional Resources Incorporated (MPRI), DynCorp и Kellogg Brown & Root (KBR Inc.).

Кстати, KBR была образована в результате слияния строительных подразделений (Brown & Root и M. W. Kellogg) американских компаний Halliburton и Dresser Industries соответственно. И вплоть до 2007 года KBR являлась стопроцентной дочерней структурой Halliburton - компании бывшего вице-президента США Дика Чейни. Но затем эта ЧВК отправилась в свободное плавание, отделившись от материнской группы.

В Великобритании после грандиозного успеха американской Vinnell появились легендарные Olive Group, Erinys International и Aegis Defense Services, во Франции - Gallice Security и Groupe-EHC, в ЮАР - Executive Outcomes, в Израиле - Defensive Shield Holdings.

Серьезным подспорьем для роста числа и расширения разнообразия ЧВК стало на рубеже 1980–1990-х годов завершение холодной войны и коллапс глобальной системы сдерживания, распад СССР и ряда других государств, включая Югославию, а также прекращение существования ряда режимов (например, апартеида в ЮАР). В условиях произошедшего в связи с этим повсеместного увеличения количества локальных конфликтов заметно вырос спрос на ЧВК. Вместе с тем начались сокращение военных расходов великих держав и демобилизация огромного количества кадровых военнослужащих в Европе, Америке и Африке. Сформировалось предложение: появилось немало безработных профессиональных военнослужащих, обладающих опытом и желанием его капитализировать.

Как к такому резкому росту частного военного бизнеса отнеслись, допустим, в Соединенных Штатах? Ведь и в настоящее время в США достаточно часто предъявляют претензии к ЧВК.

До 2002–2003 годов американцы по-разному относились к различным видам ЧВК.

В конце 1970-х, когда формировалось законодательство Соединенных Штатов, касающееся частных военных компаний, оно было направлено на регламентацию деятельности «классических» наемников, ландскнехтов наших дней, но никак не компаний, отвечающих за обеспечение и подготовку компаний нового типа. ЧВК запретили иметь тяжелое наступательное вооружение: артиллерию, минометы, боевые самолеты, ракетные установки и так далее. Этот запрет сохраняется и до сих пор.

Хотя, конечно, в отдельных ситуациях (в том числе в Ираке и Афганистане) таким компаниям, как Blackwater, некоторые из этих ограничений все-таки позволялось нарушать. Во время гражданской войны в Сьерра-Леоне компания Executive Outcomes была нанята от имени признанного ООН правительства страны на деньги Экономического содружества государств Западной Африки ECOWAS для уничтожения вооруженных формирований оппозиционного Революционного фронта, превратившегося к тому времени в конгломерат бандитских группировок. Не без поддержки США был заключен контракт, позволивший в кратчайшие сроки навести порядок в стране, но для этого ЧВК пришлось задействовать тяжелое вооружение, а также авиацию.

Тем не менее в большинстве своем к ЧВК в мире относились крайне аккуратно и слишком многого им не позволяли. Но это не относится к ЧВК, занимающимся не охраной или специальными операциями, а поддержкой - обеспечением и обучением. Для них 1990-е годы стали настоящим раздольем. В это время США вынуждены были стремительно сократить свои вооруженные силы ввиду завершения глобального противостояния с социалистическим блоком и требованиями электората Демократической партии оптимизировать расходы бюджета и демилитаризировать государственные федеральные структуры. Значительная часть функций регулярной армии в период президентства Билла Клинтона была отдана на откуп внешним подрядчикам, что в полной мере было продемонстрировано в кампаниях в Ираке и Югославии. В это время ЧВК, соединившие ветеранов вооруженных сил США и бизнес-сообщества, превратились в неотъемлемую часть военной машины США.

Дальнейшая активизация - Но начиная с 2003 года - со Второй иракской кампании США - частный военный бизнес стал развиваться еще быстрее, чем прежде. А произошло это по двум причинам. Во-первых, ЧВК могут позволить себе быть гораздо более гибкими, чем любые регулярные войска. Дело в том, что частный бизнес, в отличие от той же армии США, которая проводит боевые операции, допустим, в Афганистане, не связан никакими политическими рестрикциями. Грубо говоря, для американских кадровых военных мир - черно-белый. Есть задачи, приказы, неприятели, враги и союзники. Регулярная армия не может вступать в переговоры с неприятелем - эта обязанность возложена на политиков. Да и неприятель договариваться с американскими войсками, скорее всего, просто не захочет. Соответственно, все вопросы в этом случае придется решать исключительно с помощью боевых действий. В то же время для ЧВК ничего черно-белого нет. Они могут вступать в переговоры, чтобы решить поставленные перед ними задачи, с кем, когда и где угодно. Поэтому, когда, например, идет выстраивание логистических цепочек по перевалке в горячих точках неких грузов или перевозке клиентов, ЧВК могут без проблем договориться о своем проходе и провозе своего «багажа» практически с любыми враждующими сторонами, племенами, бандформированиями и так далее. В большинстве случаев это гораздо эффективнее, чем открывать новый фронт и пробиваться с боями в точку назначения, притом что груз или «пассажиров» нужно доставить еще и в целости и сохранности. А зачастую определены и достаточно сжатые сроки, которые, начав, допустим, полноценные боевые действия, можно и серьезно нарушить. Такая гибкость ЧВК - одна из тех привлекательных сторон, которые позволяют задействовать их для выполнения многих государственных контрактов.

Во-вторых, частные военные компании способны проводить в интересах Госдепа , Пентагона или ЦРУ спецоперации, от которых эти госструктуры могут при необходимости дистанцироваться. Это, конечно, уже политическая или даже внутриполитическая история. Потому что ЧВК - это бизнес. Государство следит, чтобы они соблюдали законы и платили налоги, но этим дело и ограничивается. Контролировать их работу так же, как деятельность регулярной армии, нет никакой необходимости. И это крайне важно для политиков и общественности. Потому что, когда из того же Ирака на родину приходят гробы бойцов американской нацгвардии, это становится предметом слушаний в конгрессе США. При аналогичной ситуации с армией Великобритании это рассматривает палата общин. В обоих случаях это очень плохая история для американской и британской администраций. Ведь в этом случае они посылают своих граждан, особенно если речь идет о молодежи, на верную смерть. Между тем когда погибают сотрудники ЧВК, это расценивается как «проблемы частного бизнеса».

По этим двум причинам частные военные компании, действующие на мировом рынке, работают не только и не столько на бизнес, сколько на государственные институты, которые заключают с ними договоры на проведение мероприятий.

Например, сейчас ЧВК занимаются по госконтрактам охраной американских посольств в горячих точках. Но они охраняют только внешний периметр, а внутри зданий - морпехи. Это делается совершенно осознанно, потому что ЧВК имеют значительно больше возможностей вести разведку, прогнозировать риски и обострения ситуации. И опять же - договариваться с вооруженными группировками, подконтрольными или неподконтрольными местным правительствам. У морпехов нет ни таких возможностей, ни полномочий.

Масштабы - При этом надо четко понимать, что как минимум 90% деятельности современных ЧВК приходится вовсе не на осуществление неких специфических боевых операций. Как правило, они не ведут наступлений, не ходят в атаку и не берут города. Хотя, конечно, в Ираке пару раз было именно так. В действительности они обеспечивают безопасность - отраслей, компаний, инфраструктуры, отдельных объектов, персонала и руководства. Причем главным образом это всесторонняя оценка рисков, безопасность логистики, кибербезопасность. Такие крупные корпорации, как американская Constellis, в рамках которой ЧВК - лишь малая часть всего бизнеса, занимаются еще и обеспечением финансовой аналитики, то есть безопасности финансовой. В общем, теперь это не какие-то «оторванные и неуправляемые наемники», а комплексное обслуживание клиента с предоставлением широчайшего спектра услуг. В том числе, конечно, здесь могут быть задействованы и, как все привыкли думать, «мордовороты» в бронежилетах с автоматами и в черных очках, обеспечивающие чью-то личную безопасность или охраняющие некие стратегические объекты. - Насколько сейчас велики масштабы частного военного бизнеса в мире?

По существующим оценкам, это 100–150 млрд долларов ежегодно, что, безусловно, может служить неким индикатором, определяющим условные масштабы бизнеса. Но лично я таким оценкам не верю. Потому что, судя по объемам реальных операций (а сложить два и два не так сложно), эти показатели крайне занижены. На самом деле они скорее держатся в пределах 250–300 млрд долларов. Ведь современные ЧВК активно работают не только в так называемых странах третьего мира, но и на территории бывших метрополий. Это и предоставление персональных охранных услуг, и кибер-, и финансовая безопасность. В общем, предупреждение всего спектра возможных рисков. Кстати, чтобы оценить реальные масштабы этого бизнеса, достаточно сказать, что только в одном Ираке задействовано свыше 30 тыс. специалистов зарубежных ЧВК.

То есть ЧВК сегодня - это уже не просто крупный бизнес, а часть огромных многопрофильных концернов и корпораций?

Да, это именно так. Крупнейшая в мире структура, которая оказывает военные услуги в частном порядке, - американская Constellis. Это гигантская, глобальная бизнес-империя, которая работает на правительство США и крупный транснациональный бизнес. В этот холдинг входит целый ряд предприятий, в том числе и самые известные в мире ЧВК, которые выполняют соответствующие задачи для обеспечения контрактов материнской компании. Структурными подразделениями Constellis являются ACADEMI, Olive Group, Triple Canopy, Centerra, OMNIPLEX, TDI, AMK9, Edinburgh International и Strategic Social, а также все их дочерние предприятия. ACADEMI (бывшую Blackwater), наверное, никому представлять не надо. После инцидента в Ираке, когда ее бойцы расстреляли свадебную процессию, приняв ее за террористов, она сменила название и перенесла штаб-квартиру в Дубай.

Triple Canopy также весьма известна: она принимала участие в Афганской и Иракской кампаниях и, помимо прочего, как раз занимается по контрактам с Госдепом охраной посольств США в неспокойных странах, а также «дружественных» американцам высокопоставленных чиновников этих государств. Olive Group - крупнейшая ЧВК Великобритании. Она действовала во многих горячих точках по всему миру - в частности, в Афганистане, Ливии, Ираке и Иракском Курдистане. И не так давно влилась в дружную команду американского холдинга Constellis. Можно сказать, что в итоге «родился монстр», потому что до этого момента именно британцы являлись по большому счету лидерами на рынке ЧВК.

В итоге сегодня Constellis контролирует львиную долю мирового частного военного бизнеса, который, между тем, составляет не более 20–25% в общем объеме операций, осуществляемых этим холдингом.

Что же составляет основу бизнеса Constellis?

Вообще это одна из самых крупных логистических компаний в мире. Она занимается логистикой практически любых грузов на глобальном рынке. Причем речь идет, как правило, не о разовых контрактах, а о долгосрочных. Допустим, Constellis без проблем может обеспечить бесперебойные поставки нефти из Ирака и Ливии до любых рынков сбыта. Значительную часть бизнеса этого холдинга также составляет финансовая аналитика - предупреждение рисков, прогнозирование и разрешение сложных финансовых ситуаций.

Расширение географии - В каких странах и регионах сейчас в основном действуют ЧВК?

Пока ключевым местом применения сил для них остается Ирак. Сегодня там всё контролируют ЧВК. Американские - работают главным образом в основной части страны, британские - в Курдистане.

Но в ближайшее время поле деятельности ЧВК будет активно расширяться. Например, в Сирии американцы же не просто так сели на левый берег Евфрата вместе с сирийскими курдами. Потому что там основные месторождения нефти. И надо сказать, что именно при поддержке США курды зашли здесь даже и на исконно арабские территории. В перспективе это станет причиной массы проблем, которые в любом случае еще придется решать. Хотя сделать это будет очень сложно.

Ситуация крайне напряженная в Юго-Восточной Азии, на Филиппинах. Периодически возникают проблемы в Аденском заливе. Нерешенной остается масса вопросов в Сахели, Нигерии и Сомали. Это ливийская история, которая должна в конце концов привлечь внимание серьезных игроков.

А Ливия чем может быть интересна для внешних игроков?

В Ливии есть много чего: нефть, газ, редкоземельные металлы, золото. По природным ресурсам Ливия - богатейшая страна. Но пока по ее поводу нет решения ни одной из заинтересованных сторон. Однако скоро эти решения будут приняты. Особенно это касается черного золота, потому что ливийская нефть - суперлегкая. Так называемая сладкая нефть. По сравнению с другими сортами она продается на рынке с большой премией. Желающих ее получить будет достаточно.

Частным военным компаниям это может быть интересно?

Безусловно. Например, если говорить об Ираке, такие ЧВК, как ACADEMI и Olive Group, вряд ли бы пошли туда, если бы их заказы ограничивались охраной какого-нибудь вице-президента в течение десяти дней. Они идут в Ирак потому, что там есть крупные нефтегазовые проекты. И все ЧВК там успешно работают по контрактам именно в этой сфере. Больше того: например, такие российские компании, как ЛУКОЙЛ , пользуются как раз именно услугами западных ЧВК.

Какие-то нефтегазовые компании в мире имеют свои собственные ЧВК?

У любой энергетической компании, транснациональной или российской, есть свои службы безопасности и могут быть собственные ЧОПы (частные охранные предприятия). Но это далеко не ЧВК. У американской Halliburton, которая оказывает сервисные услуги нефтегазовым корпорациям, была своя частная военная компания, но и она от этого отказалась. А про собственные ЧВК в составе нефтегазовых компаний я ничего не слышал. Как правило, крупный бизнес привлекает частные военные компании на свободном рынке. Потому что ЧВК имеют большой опыт, связи, силы и средства для быстрого и эффективного анализа ситуации. И способны в оперативном порядке нивелировать любые риски, связанные с выходом в сложные регионы.

Чтобы получить контракты с нефтегазовыми корпорациями, ЧВК выходят на тендеры. А выигрывают их только те, кто в состоянии показать, что они контролируют ситуацию на той территории, о которой идет речь. Потому что конкретно взятая ЧВК может прекрасно работать в Афганистане, но ничего не знать о Ливии. А службы безопасности нефтегазовых компаний сами по себе не могут знать всё про всё. Чтобы войти в тему, требуются время и немалые средства. И если деньги при необходимости всегда можно найти, то времени бизнесу, как правило, всегда не хватает. Поэтому и нужны ЧВК.

Целесообразность - Как вы считаете, насколько необходимо развитие частных военных компаний в России?

Делать это, безусловно, нужно. Правда, боюсь, что с этим мы уже сильно припозднились. Активно заниматься этим необходимо было еще в 2003–2004 годах, когда американцы высадились в Ираке. Теперь же надо иметь в виду, что международный рынок ЧВК практически полностью контролируется американцами и англичанами. Поэтому выходить на него будет не просто сложно, а архисложно. Но ничего невозможного нет. Нужно договариваться, получать определенные доли рынка, занимать свою нишу и, отталкиваясь от этого, идти дальше.

Почему это вообще целесообразно для России? Во-первых, не имея собственных ЧВК, мы теряем колоссальный по своей доходности рынок. Во-вторых, это инструмент защиты интересов страны, государства и бизнеса, новыми средствами в новых условиях.

Пока в России нет действительно серьезных ЧВК исключительно из-за отсутствия соответствующего законодательства, позволяющего их развивать. В результате крупные российские компании, работающие за рубежом в сложных регионах, вынуждены прибегать к услугам американских и британских ЧВК. Отношения компании, которая занимается обеспечением безопасности бизнеса, и собственно самим бизнесом - это исключительно глубокие и интимные отношения. Это означает, что американские и британские ЧВК, которые занимаются обеспечением безопасности, знают абсолютно всё, что происходит внутри российских компаний, которые они обслуживают. Вообще всё. Но американские и британские ЧВК тесно связаны со спецслужбами своих стран. По определению. И где тут безопасность для российского бизнеса? Где коммерческая тайна? Ее нет.

Но в России же сейчас есть свои ЧВК…

А что они в состоянии реально сделать? Могут они, допустим, в Ираке получить лицензию на ведение охранной деятельности и ношение оружия? Не могут. Потому что статус российских ЧВК до сих пор не определен, а рынки остаются практически под монопольным контролем частного военного бизнеса США и Великобритании. Российские компании выступают исключительно как консалтинговые, не имеют формального права носить оружие и проводить активные операции по защите клиента или груза. Потому что законодательство Российской Федерации это запрещает, называя всех и вся исключительно одним обидным и совершенно некорректным в данном случае словом «наемники». А когда вы выходите на какой-то рынок, вы должны там получить лицензию. Вы не можете просто высадиться и сказать, размахивая автоматом: «Я крут! Сейчас я тут всех построю». Нужно получить лицензию, разрешения на всё. Но первое, что вас спрашивают, - покажите лицензию, которую вам выдали в домашнем регионе. А у российских подрядчиков таких документов просто нет.

Приходится регистрироваться за пределами России?

Приходится. Это тоже, в общем, не так просто, но по крайней мере возможно. И потом с этим выходить на рынок. Но это ненормально, поскольку налагает дополнительные издержки, влечет нецелевые траты и расходы, а также дополнительные риски репутационного и юридического характера.

То есть нужна некая поддержка государства, как в США и Великобритании?

Конечно, она была бы совсем не лишней. Та же британская Erinys, которая имеет не только лицензию, но и государственные контракты, приходит в какой-то регион и, если какие-то проблемы, обращается к послу Великобритании. И он решает вопросы. А у российских операторов ничего такого даже близко нет. Российские ЧВК всякими правдами и неправдами пытаются что-то сделать, но исключительно собственными силами. Поэтому господдержка нужна обязательно, поскольку она повысит эффективность работы ЧВК на порядок. Иначе в этом бизнесе не прорваться.

Беда заключается в том, что на сегодняшний день в подавляющем большинстве так называемых проблемных точек - в Африке, например, или на Ближнем Востоке - российские позиции «на земле» намного сильней, чем тех же американцев и англичан. Поэтому российские компании могут работать там намного более эффективно. Но - пока не работают.

ЧВК России - А сколько вообще ЧВК сейчас в России? Десяток есть?

Да что вы! Три-четыре максимум. Причем большая часть - «хромые утки». Единственная крупная из них, помимо Global Security Solutions (GSS), - это так называемая ЧВК Вагнера. И то к ним много вопросов есть, как к большой организации. Остальные перебиваются какими-то небольшими контрактами - то здесь ухватят что-то, то тут. Выживают, одним словом. И смотрят на государство - а вдруг законодатели договорятся с Министерством обороны и примут необходимые законы по ЧВК?

Каковы доходы наших ЧВК в сравнении с британскими и американскими?

Разница в доходах российских ЧВК и зарубежных разительна. Американские и британские специалисты получают по 5 тыс. долларов в сутки, российские - в лучшем случае столько же в месяц. Соответственно, доходы российских ЧВК сейчас соотносятся с теми самыми мировыми 150 млрд (официально) или 250 млрд (реально) долларов с такой же разницей. Это неприятная действительность. Хотя российские специалисты ничем не хуже, а зачастую могут работать и намного лучше западных.

Что надо сделать, чтобы ситуация изменилась в лучшую сторону?

Самое главное - принятие в России закона о ЧВК. Будет развиваться эта отрасль в России или нет, но закон, регулирующий ее деятельность, быть должен. Как минимум, чтобы люди, которые занимаются этой тяжелой, но крайне нужной для страны работой, не чувствовали себя в подвешенном состоянии. Чтобы не было опасности того, что он вернется домой, а его здесь будут судить как наемника. Потому что нынешняя ситуация - это форменное безобразие, коим является любое беззаконие.

Второе, что очень важно, чтобы отечественный бизнес, который работает за рубежом, обратил внимание на российские ЧВК. Пока некоторые наши компании в состоянии сделать многое даже из того, чего просто не в состоянии сделать ни американцы, ни англичане. Не говоря уже о реальной безопасности национального бизнеса. По крайней мере, со своими можно быть уверенным, что никакие секреты не утекут туда, куда не надо.

Уверен, что всё остальное российские ЧВК в состоянии решить сами. Ну а если будут господдержка и госзаказы, как в США и Великобритании, большего они и не могут желать.

Кто и почему в России так сильно опасается развития отечественных ЧВК? Ведь частные военные компании ориентированы на работу за пределами собственной страны. Причем главным образом в горячих точках. С другой стороны, в России уже действуют ЧОПы, а также службы безопасности частного бизнеса, которые тоже, если уж всего бояться, наверное, следует тоже запретить.

Это ключевой вопрос. Потому что в начале 2018 года в Госдуму вносился проект закона о ЧВК. На рынке царили ожидания, что документ этот будет принят. Но на каком-то этапе пошло согласование, судя по всему, между Росгвардией и Министерством обороны, которые, видимо, боролись за статус контролера ЧВК. Потому что кто-то со стороны государства их обязательно должен контролировать. Насколько известно, проект закона предусматривал в качестве контролирующего и лицензирующего органа Минобороны. Но что-то, видимо, не сложилось.

Почему идет противодействие? Ответов на этот вопрос может быть бесконечное множество. К примеру, вполне вероятно, есть опасения, что, учитывая ситуацию в стране, с принятием закона о ЧВК количество этих компаний и их размеры резко увеличатся. И это будет такая серьезная вооруженная сила, которая еще неизвестно, что может натворить в среднесрочной перспективе. Но, с другой стороны, проблема заключается в том, что после конфликтов на Украине и в Сирии эта сила уже существует и она будет представлять угрозу для своей страны до тех пор, пока не обретет законодательное закрепление. Ведь законный характер деятельности - это и социальный пакет, и гарантии для всех, кто вовлечен в эту деятельность, а также правила игры, делающие отрасль предсказуемой и сбалансированной.

На другой стороне спектра ответов - желание некоторых персонажей, которые так или иначе связаны с деятельностью ЧВК, сохранить их в серой зоне. Потому что через них крутятся очень приличные по российским меркам деньги, с которых не платятся налоги. Всё это непрозрачно - непонятно, куда эти деньги идут, как они тратятся. Практически бесконтрольный бизнес, который проконтролировать и учесть очень сложно.

В середине спектра - соревновательный момент между различными государственными организациями (Минобороны, Росгвардия, Минюст и т.д.), которые конкурируют между собой за право стать посредством внесения их в соответствующие реестры основным контролером и лицензиаром ЧВК.

Именно поэтому в России складывается такая несуразная ситуация. То есть как бы ЧВК есть, а слова такого нет. Но есть объективные законы развития рынка. Поэтому ЧВК существуют, пусть они даже называются по-другому. Так или иначе, но они работают. И, конечно, настанет момент, я в этом убежден на 100%, когда такой закон придется принять. Тем более что вообще-то ситуация сейчас не очень понятная. Дело в том, что, насколько известно, этот проект закона, который вносился в Госдуму еще в ноябре-декабре 2017-го и должен был обсуждаться в феврале 2018 года, был предварительно одобрен Владимиром Путиным .

Поэтому можно быть уверенными, что закон примут, просто попозже. Но, к сожалению, любое «попозже» в нынешней ситуации значительно усложняет выходы на рынок.

Госконтроль - Считается, что в действительности материнским странам не стоит опасаться своих ЧВК, так как они очень тесно связаны и достаточно жестко контролируются государством. В России предполагается создание аналогичной системы?

Тут есть два момента. Первый - мне понятен такой тихий ужас, который вселяет в сердца депутатов понятие ЧВК в отличие от ЧОПов, которые давно работают в России. Большинство частных охранных предприятий не вооружены, а получить оружие им крайне сложно. И когда ЧОПы в индивидуальном порядке добиваются лицензий на получение оружия, это всё - короткие стволы. Понятно, что дальше шести метров никто никуда не попадает. А ЧВК, обученный личный состав - офицеры, сержанты (потому что туда принимают только профессионалов) - вооружены автоматическим оружием. Но многие забывают о том, что на территории Российской Федерации ни одна ЧВК не может вооружиться. Здесь они не имеют права носить оружие. Поэтому и с принятием закона о ЧВК они не получат права на ношение автоматического оружия в России. Они будут иметь права вооружаться только за границей - в зоне выполнения тех задач, которые они получили по контрактам. Это первое.

Второе - государственный контроль. Международный опыт показывает, что ЧВК работают исключительно во взаимодействии и под жестким контролем со стороны материнских государств. Для американцев это Госдеп. Все ЧВК американские за границей выполняют задачи по программам Государственного департамента США. И, кстати, те контракты, которые американские частные военные получают от государства, подписываются Госдепом. И, естественно, ЦРУ. Но контроль со стороны ЦРУ - это очень сомнительная история. Поэтому ЧВК не очень любят эту сторону своей деятельности обнародовать. Но такое взаимодействие есть, хотя бы для того, чтобы не сталкиваться лбами с ЦРУ на одном и том же поле действия. Помимо этого - Пентагон. То есть министерство обороны, спецслужбы и армия.

Аналогичная система контроля действует и для британских частных военных компаний. Более того, между британскими и американскими ЧВК, которые поделили между собой этот рынок, тоже есть тесное взаимодействие. Потому что те же американские ЧВК очень вежливо ведут себя с MI6 и минобороны Великобритании. И наоборот - британцы уважительно относятся к ЦРУ, Пентагону и Госдепу.

Соответственно, здесь надо понимать, что ЧВК не только занимаются бизнесом и зарабатывают деньги, хотя, конечно, это их основная задача. Но они выполняют и крайне серьезную государственную функцию с точки зрения властей США, Великобритании, Франции и так далее.

Человеческий фактор - В США периодически случаются нападки на ЧВК. С чем это связано? Со скандалами, в которые эти компании попадают?

Нападки на ЧВК идут со стороны отдельных средств массовой информации и некоторых парламентариев, которые выполняют свои политические задачи. Это было, есть и будет. Потому что деятельность ЧВК позволяет каждому - от демократов до либералов и от консерваторов до анархистов - найти для себя тему, которую можно разрабатывать в поисках путей выполнения своих политических задач. Кто-то использует деятельность ЧВК для того, чтобы показать, «какие мы крутые и эти парни защищают интересы нашей страны». Что и есть на самом деле, и этого просто глупо не признавать. А кто-то приводит аргументы, что это «псы войны» и «дикие гуси», которые неконтролируемы, которые палят во все стороны и вообще неизвестно чем занимаются. Хотя, как я уже говорил, более 90% деятельности ЧВК - это не пальба, а аналитика и предупреждение рисков для клиента. А клиентом в большинстве случаев через свои министерства и ведомства является материнское государство.

Поэтому это было всегда, есть и будет. Тем более что в истории ЧВК бывали различные, в том числе и очень неприятные, случаи. Которых, впрочем, вряд ли можно полностью избежать. По разным причинам: несогласованность действий и отсутствие координации или просто человеческий фактор. Или, может, кто-то попал в ненужное время в ненужное место. Тогда случаются такие инциденты, как с Blackwater в Ираке.

Арабы во время свадьбы палят в воздух, что для них традиционно. А бойцы Blackwater посчитали, что это скопление вооруженных людей представляет для них опасность. И расстреляли свадебную процессию, что, естественно, привело к дикому скандалу. Но таких случаев было не так уж и много. И здесь нужно понимать, что личный состав ЧВК, когда он высаживается в горячих точках, не нацелен на выполнение задачи любой ценой. Все-таки он стремится и сам остаться в живых. Поэтому очень жестко реагирует на любую угрозу или признаки угрозы. И, разбирая подобные инциденты, важно учитывать, что они работают не в центре Парижа или Рима туристическими гидами, а действуют в крайне экстремальных условиях в самом эпицентре ожесточенного противостояния, где по ним стреляют, где их взрывают. Конечно, в таких ошибках, которую допустили бойцы Blackwater, нет абсолютно ничего хорошего. Но, к сожалению, никто лекарства от подобных инцидентов еще не придумал.

Как известно, даже когда в мирное время ведутся военные учения с боевой стрельбой, на потери закладывается 1,5–2% от всего личного состава…

Военная служба, будь то регулярная армия или частная военная компания, к сожалению, не может полностью этого исключить. А в ЧВК - особенно, так как их бойцы отправляются в горячие точки. Это очень опасная работа - что тут еще сказать?

GSS - Можете для примера рассказать о деятельности российской Global Security Solutions, которую вы упомянули?

GSS была создана на базе реформированной РСБ-Групп («Российские системы безопасности»). В компании работают и сотрудничают с ней на постоянной основе специалисты узкого и широкого профиля. В частности, по африканскому и ближневосточному регионам. Привлекаются специалисты по Юго-Восточной Азии.

Компания занимается выполнением всех тех задач, что и, допустим, американская Triple Canopy или британская Olive Group. Основной упор - организация логистических цепочек, анализ рисков клиента: политических, геополитических, военных и финансовых. Плюс оценка перспектив проектов в горячих точках. Компания прогнозирует развитие событий в том или ином регионе для оптимизации выполнения задач по защите интересов клиента и ликвидации негативных проявлений на территории его деятельности. Начиная от нейтрализации «Боко харам » (радикальная нигерийская исламистская организация) и «Харакат аш-Шабаб аль-Муджахидин » (группа сомалийских исламистов «Молодежное движение моджахедов») и заканчивая предотвращением попыток политического негативного влияния, направленного на поражение интересов России. А также, в случае соответствующих контрактов, это защита интересов союзных национальных правительств так называемых неокрепших государств. Компания действует исключительно в рамках контрактов, заключенных с правительствами иностранных государств. И только с теми правительствами и организациями, которые признаны ООН.

Важно понимать, что люди с автоматами в черных очках, которые пугают окружающих своим видом, для GSS, грубо говоря, занимают последнее место. Понятно, что у них есть своя достаточно важная ниша. Потому что всегда кого-то надо защищать. Но это 10–15% от общей деятельности.

Сейчас GSS имеет представительства в Австрии (в Вене), США (Лос-Анжелесе), Германии (Мюнхене), Объединенных Арабских Эмиратах, а также в Судане и Южном Судане.

Почему компания имеет представительства именно в этих странах?

В Штатах присутствовать крайне необходимо. Это возможность общения с американскими ЧВК, которые контролируют большую часть рынка. С точки зрения субконтрактов, какой-то совместной деятельности. Потому что у них тоже возникают вопросы, с которыми они обращаются. Это касается территорий, где американцам некомфортно, в отличие от русских. Например, Ближнего Востока, Северной Африки, Сахары-Сахель и так далее. Потому что, несмотря на победные реляции Дональда Трампа и его министра обороны Джеймса Мэттиса, не всё в порядке у американцев в связи с деятельностью в ближневосточном регионе. Люди, которые работают «на земле», прекрасно это понимают.

То же самое и с представительствами в других странах. Политическое руководство Эмиратов сейчас пытается влиять на все процессы, происходящие на том же Африканском Роге, в Аденском заливе и так далее. Со стороны GSS это попытка находиться в центре событий, понимать, что происходит, и использовать любые возможности, чтобы нормально, с соблюдением международных норм работать, зарабатывать деньги, выполнять определенные задачи. В том числе есть убежденность, что для интересов России группа делает немало.

Ливийский опыт - А, допустим, в Ливии GSS работала?

В Ливии у группы очень серьезные позиции - и на востоке, и на западе. В Мисурате, Триполи, Эль-Мардже, Тобруке, Бенгази. На юге немного потяжелее. Тем не менее компания всё равно там поддерживает связь с племенами - туарегами и тебу. Через Совет ливийских племен.

На сегодняшний день в Ливии самое большое мероприятие, которое группа провела, - это разминирование цементного завода в Бенгази. Это, наверное, самое крупное такое ливийское предприятие и одно из самых больших в Африке. Группа была законтрактована владельцами этого завода. Ситуация была такова, что в какой-то момент боевики «Исламского государства» (ИГ , запрещено в России) захватили этот завод. А когда их оттуда выбили, не без «удаленного» участия группы, отступая, исламисты оставили на территории предприятия «сюрпризы». И, когда рабочие стали запускать оборудование, несколько человек подорвалось. GSS законтрактовали, и в 2017 году группа провела зачистку территории завода. Сейчас предприятие работает в полную силу.

Периодически, чтобы поддерживать рабочие отношения, GSS общается в Триполи с минобороны Ливии, различными государственными организациями, занимающимися безопасностью. С Мисуратой - военным советом. С бойцами фельдмаршала Халифы Хафтара. И от случая к случаю обеспечивает на ливийской территории личную безопасность визитеров.

У GSS есть очень серьезный принцип, которого компания старается придерживаться. Компания берет на себя обязательства по обеспечению безопасности людей или объектов. И если, например, на объект напали и это нападение успешно отбито, компания считает, что это прокол. Потому что вообще произошло нападение. Главная задача, как ее видит GSS, - купировать любые возможности нападения еще на дальних подступах.

GSS на профессиональном рынке прекрасно известна. Пока компания не встала на ноги с точки зрения законодательства России, приходят подряды и субподряды от тех же американцев и англичан, а также от ряда местных игроков в различных неспокойных регионах.

Генерал-майор М. Вильданов,
кандидат военных наук,
доцент;
полковник А. Турыгин

Частные военные компании (ЧВК) в США представляют собой коммерческие структуры, укомплектованные высококлассными специалистами и предлагающие специализированные услуги военного характера. Сотрудники ЧВК - это профессионалы, которые решают оперативные и боевые задачи в интересах тех, кто оплачивает их услуги.

Основными направлениями деятельности частных военных компаний США являются: оказание помощи зарубежным оборонным ведомствам в разработке концептуальных документов и предоставление консультаций в области реформирования вооруженных сил; проведение разведывательных операций; охрана объектов дипломатических и иных представительств, коммерческих организаций США за рубежом; обеспечение безопасной деятельности их персонала; подготовка сотрудников силовых структур иностранных государств; создание военизированных формирований, отрядов диверсантов и боевиков и управление их действиями; разминирование минных полей и объектов, уничтожение неразорвавшихся боеприпасов; транспортное и техническое обеспечение боевых действий группировок вооруженных сил иностранных государств; охрана стратегических и критически важных объектов США за рубежом.

По результатам боевых действий в Ираке, Афганистане, бывшей Югославии и Сирии появились новые специализированные услуги американских ЧВК: охрана аэропортов, нефтяных полей, трубопроводов и систем электроснабжения; сопровождение гуманитарных конвоев международных организаций; обучение личного состава армий Ирака и Саудовской Аравии; предоставление услуг переводчиков с восточных языков; контроль тюрем в Ираке и Афганистане; противопожарная защита, тыловое обеспечение войск; авиаразведка; защита кораблей от пиратов и др. По информации зарубежных экспертов, на территории Украины находятся частные военные компании США, однако данные об их составе и результатах деятельности в открытых информационных источниках отсутствуют.

Следует отметить, что заказчиками специализированных услуг американских ЧВК являются как государственные, так и неправительственные структуры страны. Это позволяет органам государственной власти США компенсировать отсутствие необходимых национальных воинских подразделений на территории иностранных государств с высоким кризисным потенциалом.
ЧВК также предлагают свои услуги в области высоких технологий, где вооруженные силы не в состоянии организовать подготовку соответствующих специалистов или предоставить им привлекательные возможности карьерного роста. Подчеркивается, что военные конфликты последних лет способствовали росту числа контрактов, заключаемых ЧВК с министерствами и ведомствами США, Великобритании, правительствами Афганистана, Ирака и западными компаниями, которые занимаются различными видами деятельности в области нефтедобычи, транспорта, энергетики и водоснабжения и др. Кроме того, международные и неправительственные организации и даже отдельные физические лица получили возможность заключать контракты с ЧВК на оказание им военных услуг.

В настоящее время частные военные компании считаются потенциально полезными для структур ООН, Всемирной организации здравоохранения и других международных организаций, поскольку не вызывают серьезного политического недоверия органов власти и общественности, в отличие от национальных воинских подразделений.

В структуру ЧВК в США, как правило, входят бывшие военнослужащие и сотрудники правоохранительных органов, частей и подразделений специального назначения и сил специальных операций, имеющие значительный опыт участия в вооруженных конфликтах, а также выпускники военных учебных заведений. При этом состав частных американских компаний становится все более интернациональным.

В зарубежных информационных материалах отмечается значительное количество частных военных компаний, действующих на территории США и выполняющих специализированные услуги за рубежом.

Так, ЧВК "Констеллис" (Constellis, г. Рестон, штат Виргиния) предоставляет широкий спектр услуг на территории более 45 государств, включая страны Ближнего Востока и Северной Африки. В ее состав входят следующие организации: "Акэдеми" (ранее известная как "Блэкуотер"), "Трипл Канопи", "Олив Гроуп", "Сентерра", "Омниплекс", "Ти-Ди-Ай", "Ай-Эм-Кей-9", "Эдинбург Интернэшнл", "Стратиджик сошиал". Компания имеет региональные представительства в Афганистане (с оперативной базой в Кабуле), Алжире, Великобритании, Ираке, Кении, Мозамбике, Нигерии, Танзании и ОАЭ.

В совет управляющих "Констеллис" входят бывшие министр юстиции США Дж. Эшкрофт, помощник госсекретаря X. Клинтон по вопросам дипломатической безопасности Э. Боусвелл, директор службы агентурной разведки ЦРУ Дж. Родригес, командующий оперативным формированием сил специальных операций ВС США в Афганистане генерал-майор в отставке Э. Ридер. Число сотрудников организации в настоящее время составляет более 20 тыс. человек и имеет тенденцию к росту.

Частная военная компания MPRI (Military Professional Resources Inc., г. Александрия, штат Виргиния) по контрактам с госдепартаментом, Пентагоном и ЦРУ действует на территории 40 иностранных государств. Одним из основных видов деятельности является разработка программ подготовки сотрудников спецподразделений к действиям в кризисных ситуациях и обучению сотрудников правоохранительных органов оперативному реагированию на возникающие угрозы безопасности.

Кроме того, ЧВК на коммерческих началах занимается заказами, закупками и поставками различных видов вооружения, оказанием консультативной помощи в сфере реформирования ВС и управления. Осуществляет разработку концепций и доктрин, решает оперативные и организационно-технические проблемы, планирует и проводит учения и гуманитарные операции.

MPRI предоставляет разносторонние услуги государственным структурам США и других зарубежных стран. Сотрудники фирмы участвуют в локальных войнах и военных конфликтах. По программе подготовки офицеров резерва сотрудники MPRI работают в военных учебных заведениях в качестве преподавателей и администраторов. В настоящее время эта компания выступает ключевым проводником политики США в Африке, участвует в создании и подготовке коллективных сил быстрого реагирования.

Согласно зарубежным источникам информации, MPRI действует также в Грузии, где оказывает помощь руководству страны в реформировании ВС, участвует в разработке грузинской военной доктрины, планов операций в отношении Абхазии и Южной Осетии, учебных пособий, программ подготовки и проведения военных учений, подготовке всех категорий военнослужащих.

Глава ЧВК - бывший верховный главнокомандующий ОВС НАТО в Европе генерал армии Б. Креддок. Численность организации составляет более 12 тыс. человек.

ЧВК "Дин Корп" (DynCorp, г. Маклин, штат Виргиния) предоставляет услуги по обеспечению физической защиты дипломатических миссий и военных объектов США за рубежом, а также безопасной деятельности их сотрудников. Руководитель - бывший советник председателя КНШ ВС США по политическим вопросам Дж. Криво. Численность сотрудников компании около 10 тыс. человек.

ЧВК "Кьюбик" (Cubic, г. Дан-Диего, штат Калифорния) имеет представительства в Грузии и на Украине. Является одним из мировых лидеров в области предоставления систем защиты государственных объектов в более чем 50 странах. Компания специализируется на проектировании, разработке и обслуживании широкого спектра учебного оборудования для управления применением авиации и бронетехники. Кроме того, организует подготовку сотрудников силовых структур к деятельности в различных условиях обстановки. Оказывает помощь в проведении мероприятий по сбору и анализу информации, в том числе разведывательного характера, а также по эксплуатации оружия и военной техники. Глава - бывший командующий воздушными силами ВМС вице-адмирал Д. Басе. Число сотрудников около 10 тыс. человек.

Британо-американская ЧВК "Хэло Траст" (Hazardous Areas Life Support Organization Trust) официально позиционируется как международная компания по оказанию поддержки в сфере обезвреживания мин и неразорвавшихся боеприпасов. Ее сотрудники (в основном бывшие военнослужащие и кадровые сотрудники спецслужб западных стран) имеют профессиональную инженерно-саперную подготовку. Профессиональный профиль: разминирование и обезвреживание неразорвавшихся боеприпасов, составление карт минных полей; обучение местного персонала саперному делу в зонах вооруженных конфликтов в различных регионах мира; консультационная и практическая поддержка по смежным военным направлениям. Компания имеет филиалы в Анголе, Афганистане, Вьетнаме, Грузии, Камбодже, Мозамбике, Никарагуа, Судане, Эритрее. Подготовленный при поддержке "Хэло Траст" персонал может включаться в состав местных вооруженных формирований в качестве диверсантов, саперов, инструкторов и специалистов для ведения инженерной, топографической и других видов разведки.

Необходимо отметить, что в США деятельность ЧВК регулируется государственными нормативно-правовыми документами. Так, на федеральном уровне действия личного состава компаний регламентированы значительным количеством законодательных актов, в которых подчеркиваются их "вспомогательные действия" в интересах государства, Пентагона, госдепартамента, ЦРУ и других ведомств, что гарантирует им определенную защиту при судебных разбирательствах.

Использование ЧВК за рубежом регламентируется положениями международного документа "О кодексе поведения частных военных и охранных компаний", подписанного в 2008 году в швейцарском городе Мон-трё представителями 17 стран (в том числе США, Великобритании, Германии, Франции, Канады, Китая, Украины и Польши).

Это обязывает Белый дом контролировать деятельность этих структур, нести ответственность за совершенные ими преступления, запрещать им участие в боевых действиях и др. Вашингтон имеет право использовать ЧВК в обход законодательных ограничений, например, численности воинского персонала, направляемого за рубеж. Кроме того, американские ЧВК не обязаны отчитываться о масштабах своей деятельности, объемах финансирования и статьях расходов. Компании могут прекращать свою деятельность, что затрудняет работу правоохранительных органов по выяснению места пребывания их персонала в случаях нарушения ими законов.

В настоящее время Белый дом считает необходимым создать международный орган, регулирующий деятельность ЧВК. Предлагается также разработка конвенции, определяющей минимальные требования к надзору и контролю над деятельностью компаний, которая бы включала: систему лицензирования с перечнем услуг, предоставляемых ЧВК с регистрацией поступающих заказов и всех сотрудников, работающих там; требования к лицензированию при найме персонала, к структуре этих компаний, компетенции их руководства и его политике по отношению к закону о военных конфликтах и соблюдению прав человека; парламентский и (или) независимый контроль над деятельностью ЧВК с привлечением средств массовой информации. Подчеркивается, что подобная схема обеспечит регулирование деятельности ЧВК на территории зарубежных стран, а также позволит адаптировать ее к местным условиям.

Подготовка кадров частных военных компаний проводится в учебных центрах Пентагона. Подбор преподавателей и инструкторского состава для учебных центров осуществляется с учетом уровня профессиональной подготовки, опыта участия в боевых действиях и заинтересованности в работе. Обычно это тщательно отобранные профессионалы из вооруженных сил, правоохранительных организаций и подразделений специального назначения американских СВ, рейнджеров СВ, морской пехоты США и др. Для проведения занятий используются объекты учебно-материальной базы учебных центров в Сан-Диего (штат Калифорния), Маунт-Каррол (Иллинойс), Мойок (Северная Каролина).

По взглядам американского руководства, преимущества использования услуг частных военных компаний являются очевидными. Так, ЧВК самостоятельно принимают решения на подготовку и ведение боевых действий, зачастую превышая данные им полномочия. Органы государственной власти США при этом формально не несут ответственность за инциденты, совершенные данными лицами.

ЧВК способны к быстрому развертыванию, и их использование не вызывает недовольства в своей стране. Компании могут представлять противовес местным вооруженным формированиям в государствах со слабыми политическими системами, Сотрудники ЧВК не подпадают под какую-либо статистику потерь, которые оцениваются приблизительно и не вносятся в официальные сводки.

К числу положительных факторов, связанных с работой компаний, относят также способность оперативного реагирования специализированных подразделений ЧВК, сформированных под решение конкретных задач. Постоянно подчеркивается высокий уровень профессиональной подготовки персонала и организации технического и тылового обеспечения. Отмечается снижение напряженности в обществе, возникающее при использовании формирований ВС США.

Предположительно, по затратам ЧВК являются более эффективными, чем регулярные воинские подразделения, что объясняется следующим: частные компании могут нанимать работников, зарплата которых заметно меньше, чем у аналогичных специалистов-военнослужащих регулярных войск. Белому дому нет необходимости финансировать ЧВК по таким "скрытым" выплатам, как пенсии, охрана здоровья, обеспечение жильем, которые обычно включаются в контракты военнослужащих регулярных войск. ЧВК способны оперативно наращивать свои боевые возможности без дополнительных затрат на длительное поддержание боеспособности или на быстрое сокращение военного присутствия. При выполнении ответственных небоевых задач они позволяют вооруженным силам сконцентрироваться на главных оперативных направлениях.

Сильными сторонами использования ЧВК при подготовке и ведении операций по стабилизации обстановки и постконфликтному урегулированию в передовых зонах считаются: более короткие, чем у резервных компонентов ВС США, сроки подготовки персонала, оборудования и материальных средств к переброске за рубеж и выполнению возлагаемых на них функций; гибкий график пребывания персонала частных компаний в передовых зонах или районах; отсутствие необходимости дополнительной специальной подготовки сотрудников ЧВК, которые обычно являются высококвалифицированными специалистами с опытом работы в силовых структурах или службы в "горячих точках"; широкое задействование компаний-подрядчиков, что позволяет Пентагону сократить численность группировок американских войск (сил) в районах боевых действий и затраты на их содержание и ротацию; снижение боевой нагрузки на личный состав и освобождение его от выполнения несвойственных функций.

К основным недостаткам привлечения частных военных компаний относятся: полное отсутствие фактора идейной мотивации персонала; "излишняя самостоятельность" в принятии решений и действиях, что выражается в неправомерном или непропорциональном применении силы против местного населения; игнорирование установленных требований и правил. Отмечается также отсутствие эффективного контроля за деятельностью ЧВК, что способствует увеличению случаев коррупции и финансовых махинаций.

Часть недостатков трансформировалась в проблемы: руководство ЧВК не подчиняется командованию ВС; их задачи ограничены мотивированностью на получение прибыли, а не исполнение своего долга; условия контрактов с компаниями не предусматривают других вариантов действий при изменении обстановки; персонал компаний, не принимающий непосредственного участия в боевых действиях, не имеет достаточной подготовки, что не обеспечивает наращивания боевых возможностей ЧВК; снижение денежных выплат в таких компаниях может вызвать текучесть кадров, что приведет к снижению боеспособности в том числе и регулярных воинских подразделений.

По взглядам зарубежных военных экспертов, частные военные компании наряду с контингентами вооруженных сил становятся равноправными правовыми субъектами. Привлечение этих структур кардинально меняет характер подготовки и ведения операций и боевых действий. Так, операции США и их союзников в Ираке, Афганистане и Сирии показали, что сотрудники ЧВК часто выполняют боевые задачи, характерные для подразделений сил специальных операций и общевойсковых частей и подразделений, тем самым повышая боевой потенциал своих вооруженных сил, что стало учитываться в военном планировании. Подчеркивается также, что роль и значимость частных военных компаний в войнах и вооруженных конфликтах будут возрастать, поскольку они становятся инструментом внешней политики государства, которым активно пользуются США, выстраивая свои отношения с другими странами.